The Mixer: історія тактик англійської Прем’єр-ліги від Фергюсона до Гвардіоли. Глава 12

Сьогодні в нашій традиційній рубриці «Недільне чтиво» продовжуємо публікацію «The Mixer». Це перша книга, в якій детально розглядається тактична історія Прем’єр-ліги і дається докладний огляд того, як гра розвивалася за...
Сьогодні в нашій традиційній рубриці «Недільне чтиво» продовжуємо публікацію «The Mixer».
Це перша книга, в якій детально розглядається тактична історія Прем’єр-ліги і дається докладний огляд того, як гра розвивалася за останню чверть століття. Від вертикального стилю Фергюсона і команди Кігана, що безжально атакує, в «Ньюкаслі» до реактивного «Челсі» Моурінью та контратакуючих «Лестера» Раньєрі. Стверджують, що «The Mixer» – одна з найцікавіших та найекспертніших футбольних книг із будь-коли написаних.

Вступление

Часть I. Начало

Глава 1 

Глава 2

Глава 3

Часть II. Технический прогресс

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Часть III. Экспансия

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12
Амплуа Макелеле

    «Я ничего не изобретал – просто я более совершенный футболист».

Клод Макелеле

    Семь сезонов АПЛ на рубеже тысячелетий прошли под знаменем двух клубов: «Арсенала» и МЮ. Их соперничество стало самым продолжительным и стабильным в истории АПЛ: чемпионат превратился в гонку двух команд, а очные противостояния представляли собой идеальную смесь неприкрытой враждебности с привкусом неохотного уважения.
    Все изменилось в 2003 году, когда Роман Абрамович стал владельцем «Челси». Его состояние и оптовые закупки едва ли не в одночасье сделали второстепенный клуб претендентом на титул. С тех пор дуэт «Арсенала» и «Юнайтед» ни разу не финишировал во главе таблицы, и этот примечательный переход эстафетной палочки от «красных» к «синим» совпал с появлением в лиге нового доминирующего опорника.
    Живым воплощением борьбы «Арсенала» и МЮ являлись битвы Патрика Виейра и Роя Кина, двух мощных и жестких капитанов. Ни до, ни после в Премьер-лиге не бывало настолько ярких личных противостояний – их сражения мгновенно становились классикой и часто играли значительную роль в исходе чемпионской гонки. Оба противника ими наслаждались. «Они сделали меня более сильным игроком», – говорил о соперничестве Кин, а Виейра называл ирландца своим любимым врагом. Однако затем «Челси» приобрел у «Реала» Клода Макелеле, представлявшего иной тип опорного полузащитника. Вскоре новичок перехватил звание самого ценного игрока своего амплуа и напрямую поспособствовал смене правящего режима в АПЛ.
    Самое известное столкновение Виейра и Кина случилось в феврале 2005-го, но вообще не на поле, а в подтрибунке «Хайбери» перед матчем. МЮ тогда победил со счетом 4:2, но едва ли не главное зрелище увидели только телезрители. Виейра повздорил с Гари Невиллом, который пожаловался Кину. Услышав, что Виейра задирает Невилла, а не его самого, капитан «Юнайтед» вскипел и рванул по тоннелю «Хайбери» к обидчику. Их перепалка выглядела откровенно нелепо. Кин заявил Виейра, что тот совсем не такой славный парень, как все считают, и доставал его расспросами, почему он так гордится своей исторической родиной Сенегалом, а играет за Францию. Виейра в ответ припомнил Кину демарш на ЧМ‑2002. «Взрослые мужики вели себя как девчонки», – подытожил много лет спустя Кин.
    Но пик соперничества был пройден еще раньше. Журналисты постоянно сводили противостояние «Арсенала» и «Манчестер Юнайтед» к дуэли Виейра и Кина. Доходило до смешного: некоторые эксперты даже были уверены, что именно агрессия Кина в адрес Виейра в тоннеле стала решающим фактором победы «Юнайтед». Это весьма своеобразная версия – в конце концов Виейра открыл счет в матче, а «Арсенал» в первом тайме был гораздо сильнее и ушел на перерыв, ведя 2:1. Если акция устрашения действительно возымела успех, то он пришел только через час. Правда же куда тривиальнее: «Юнайтед» просто переиграли «Арсенал» технически и тактически.
    Лучшие годы Виейра и Кина остались позади: это была их последняя встреча в рамках Премьер-лиги. «Арсенал» уже летом продал Виейра, а несколькими месяцами позже МЮ отпустил Кина. Причины их заката были схожими: оба формально считались полузащитниками оборонительного плана, но в свои лучшие годы являлись чем-то средним между опорниками и бокс-ту-боксами. Оба предпочитали играть с более дисциплинированными партнерами, которые давали им свободно подключаться к атакам. Виейра показывал свой лучший футбол в паре с Эммануэлем Пети в 1997–2000 гг. и Жилберту Силвой в 2002–2005 гг. В двухлетнем промежутке он играл качественнее в связке с узкофункциональным Жилем Гриманди, нежели с более атакующими Эду или Рэем Парлором. Та же история и у Кина. Своим любимым партнером по центру поля он называл Пола Инса, а когда тот ушел, большинство ярких сольных выступлений Кина (например, победный полуфинал ЛЧ‑1999 против «Ювентуса») пришлись на матчи, в которых сэр Алекс Фергюсон предпочитал креативному Полу Скоулзу более оборонительного Ники Батта.
    Когда физика Кина и Виейра пошла на спад, ни один из них не смог перестроиться и взять на себя роль чистого опорника. В 2005 году Венгер решил продать Виейра в «Ювентус» – в составе появился молодой хавбек, которому требовалась полная свобода. «Попробовав Сеска Фабрегаса в схеме 4–4–2 с Патриком Виейра, я понял, что они несовместимы, – рассказал Венгер. – Мне пришлось отпустить Патрика, потому что Жилберту и Виейра могли играть вместе, Жилберту и Фабрегас тоже, а Фабрегас и Виейра друг с другом не сочетались». Будущее «Арсенала» было за Фабрегасом, а тот нуждался в более оборонительном партнере. Виейра не мог им стать.
    Фергюсон также уверен, что их отношения с Кином разладились, когда он попросил ирландца исполнять более ограниченную роль. «С учетом возраста и травм, которые лишили его многих качеств, мы постарались скорректировать игровые установки Роя, – рассказывал сэр Алекс. – Так, мы освободили его от беготни по всему полю и подключений в атаку. Идея была в том, чтобы он оставался строго в своей зоне в центре поля – он мог контролировать ход игры и оттуда. Мне кажется, что в глубине души он понимал все лучше, чем кто бы то ни было, но просто не смог заставить себя отказаться от привычной проактивной роли». Кин уверяет, что он испытал облегчение от того, что ему придется меньше бегать, однако версия Фергюсона о несоответствии действий Кина с образом его мыслей не лишена смысла.
    Одной из главных причин изменения функций опорника было то, что тренеры все чаще предпочитали расстановку с тремя центральными полузащитниками и одним форвардом, желая добиться численного превосходства в середине поля. Это означало, что обязанности распределились по-новому, и теперь команды нуждались в оборонительных полузащитниках, которые не будут бросать свою позицию и убегать в атаку. «Я никогда не смог бы стать классическим опорником вроде Макелеле – он почти не двигался с места», – писал Кин в своей автобиографии. Виейра же сравнивал с Макелеле своего одноклубника Жилберту, который позволял Патрику чаще ходить вперед. Ни Виейра, ни Кин не уделяли обороне столько же внимания, сколько Макелеле.
    На самом деле привычный ярлык «полузащитник оборонительного плана» не описывает роль Макелеле в полной мере. Его называли и опорным полузащитником, и оттянутым полузащитником, и страхующим полузащитником, но какой эпитет ни подбери, он подразумевает, что игра Макелеле заключалась в чтении ситуации и закрытии зон, а не в одних лишь отборах. В результате эту позицию так и прозвали: «Макелеле» – крайне редкая честь для футболиста. Особенно любопытно то, что Макелеле начал исполнять роль «Макелеле», опорника в основании центральной тройки или ромба, уже на позднем этапе своей карьеры. До этого он играл куда выше, но с приближением заката смог пожертвовать собой ради блага команды, на что оказались неспособны Виейра и Кин.
* * *
    Макелеле начинал карьеру в «Нанте», с которым в 1995 году выиграл французскую Лигу 1. Тогда он был вингером и прославился своими слаломными проходами сквозь оборону соперника, а позже превратился в исполнительного центрального хавбека на правой вершине ромба. Много позже в «Челси» примерно так же будет играть Рамирес – скорее энергично, нежели позиционно грамотно. Хотя Макелеле не был особенно результативен и отличился всего 9 раз в 169 матчах, бить он умел здорово и нередко прошивал голкипера с острых углов. Будущий чемпион мира Кристиан Карамбё тогда еще не был вингером, а играл правого защитника и часто ходил вперед, так что Макелеле приходилось оттягиваться и страховать партнера.
    Проведя один сезон в «Марселе», в 2008 году Макелеле перебрался в испанскую «Сельту». Компанию в центре поля ему составлял еще один чемпион мира – дисциплинированный бразилец Мазиньо. Грамотность Мазиньо позволяла Клоду чаще делать рывки вперед, а главное, именно он помог Макелеле постичь искусство игры в опорной зоне. «Мазиньо открыл мне вкус к новой роли, – вспоминал Макелеле. – Я часами слушал его лекции о том, как правильно выбирать позицию, когда играть в касание, а когда в два». Бразилец уже доигрывал свое, и во второй сезон в Испании Макелеле чаще выступал в связке с Альбертом Селадесом. В тот год «Сельта» выдала несколько невероятных матчей в Кубке УЕФА, среди которых выделяются разгромы «Бенфики» со счетом 7:0 и «Ювентуса» – 4:0. Что особенно впечатляет, эти победы одержаны над Юппом Хайнкесом и Марчелло Липпи – тренерами, завоевывавшими Кубок европейских чемпионов. Макелеле забивал в обеих встречах, а ворота «Ювентуса» он распечатал уже на 27-й секунде: очевидно, тогда он еще не был опорным полузащитником в полной мере.
    В 2000 году мадридский «Реал» неожиданно для всех продал «Милану» Фернандо Редондо, одного из наиболее выдающихся опорников своего поколения, а взамен приобрел сыгранный дуэт Макелеле – Селадес, а также еще одного оборонительного хавбека, Флавио Консейсао из «Депортиво». За три сезона в «Реале» Макелеле стал важнейшим звеном команды. Дорогие и звездные «галактикос» – Зинедин Зидан, Луиш Фигу, Роналду, Рауль – нуждались в располагавшемся глубже ответственном Макелеле. Главный тренер «Реала» Висенте дель Боске говорил Макелеле, что тот идеально совмещал навыки «первого защитника и первого атакующего полузащитника» – тонкая и удачная характеристика его двойственной роли.
    Вопреки расхожему заблуждению, Макелеле играл в своей зоне не один. В массовом сознании укрепился миф о том, что «Реал» атаковал всемером, оставляя Макелеле наедине с центральными защитниками. Конечно, этот стереотип не имеет ничего общего с реальностью. Макелеле выходил в стартовом составе на матчи Примеры 95 раз, и в 76 случаях рядом с ним играл другой опорный хав: Иван Эльгера (36 матчей), Консейсао (19), Эстебан Камбьяссо (12), Селадес (7) или Фернандо Йерро (2). Получается, Макелеле оставался в опорной зоне в одиночку всего 17 раз – как правило, в домашних матчах против заведомых аутсайдеров, с которыми можно было выпустить более креативного полузащитника вроде Гути или Стива Макманамана.
    Примечательно, что позже Макелеле назвал своим любимым партнером по команде именно Эльгеру – настолько оборонительного полузащитника, что его нередко ставили и в защиту. «Он знал, как я двигаюсь, а я точно знал, когда он пойдет вперед и попробует забить, – рассказывал Макелеле. – Нам достаточно было и взгляда, чтобы понять, что собирается делать другой – слова были не нужны». Макелеле получал удовольствие, играя с игроком похожего склада, но постепенно его стали все чаще оставлять перед защитниками в гордом одиночестве. Иногда рядом с ним оказывался номинально левый полузащитник Санти Солари, который смещался на бровку и страховал Роберто Карлоса во время походов вперед, оставляя в центре одного Макелеле. И все же тогда Клод еще не стал тем игроком, в честь которого назовут позицию.
    Его переход в «Челси» в 2003 году произошел в момент, когда одержимость «Реала» суперзвездами перешла все границы. Макелеле пожаловался руководству, что получает значительно меньше своих ярких и популярных одноклубников, но президент Флорентино Перес не выказал никакого стремления сохранить француза. «Мы не будем скучать по Макелеле, – заверил он журналистов. – У него средняя техника, ему не хватает скорости и навыков, чтобы обводить соперников, а девяносто процентов пасов он отдает назад или поперек поля. Он не умеет играть головой и редко пасует дальше чем на три метра». Перес по незнанию описал не качества Макелеле, а его роль в команде: те, кто застал его выступления за «Нант», хорошо помнили, насколько он технически одарен. Трансфер Макелеле и приход Дэвида Бекхэма ошеломили теперь уже бывших партнеров француза. «Зачем покрывать «Бентли» еще одним слоем золотой краски, если в ней нет двигателя?» – вопрошал Зидан.
    «Реал» стал чемпионом Примеры в последний сезон Макелеле, а в его отсутствие скатился на четвертое место. При этом проблема состояла не только в уходе Макелеле, но и в том, что команда совсем отказалась от модели игры с двумя опорниками (Макелеле и Консейсао / Камбьяссо). В результате в центре часто можно было лицезреть атакующую пару Бекхэма и Гути. Ситуация, возможно, была бы не так критична, если бы в «Реале» больше ценили Эстебана Камбьяссо. Любопытно, что в 2004 году «Реал» предпринял попытку купить Виейра, а через год – Кина. Очевидно, в клубе хотели видеть боевитого и энергичного полузащитника, но в результате загадочных событий королевский клуб пополнил Томас Гравесен из «Эвертона». Трансфер выглядел безумным сразу по двум причинам: во‑первых, Гравесен просто не обладал необходимым уровнем, а во‑вторых, он играл не в опорной зоне, а гораздо выше. «В «Эвертоне» у меня была совсем другая роль, – удивлялся Гравесен, когда его поставили на самую оборонительную позицию в центре поля. – Мою нынешнюю роль всегда исполнял Ли Карсли». Могло показаться, что «Реал» просто перепутал двух бритоголовых хавбеков «Эвертона».
    Потеря «Реала» сыграла на руку «Челси». Стоит отметить, что к моменту переезда в Лондон Макелеле уже исполнилось тридцать. У него за плечами было 11 сезонов на высшем уровне, большинство из которых он провел в роли напористого, выполняющего много беговой работы полузащитника. Теперь он был готов играть на более ограниченной, статичной, оборонительной позиции – именно такого футболиста и не хватало составу «Челси». В свое первое лето Абрамович купил атакующих хавбеков Дэмьена Даффа, Джо Коула и Хуана Себастьяна Верона, а также нападающих Адриана Муту и Эрнана Креспо. Были приобретены и более функциональные игроки с прицелом на оборону – Глен Джонсон, Жереми и Уэйн Бридж, – но ни одного классического опорника в команде не было. «Мне очень интересно, кто будет таскать рояль за всеми этими дорогущими гламурными легионерами, – ехидничал Брайан Клаф. – Они все время рвутся в атаку, но не смогут отобрать и конфетку у ребенка, не то что мяч. Верон, Коул и Дафф не станут пачкать руки, занимаясь черновой работой».
    Конечно, эти слова прозвучали до прихода Макелеле, в одночасье изменившего все. «У меня великолепные часы, а Клод – их батарейка», – радовался Клаудио Раньери. Примечательно, что тогда же новый наставник француза назвал его «одним из лучших, если не лучшим плеймейкером в мире». Раньери никогда не считал его исключительно оборонительным игроком.
    Макелеле впервые вышел на поле в стартовом составе «Челси» на выездной матч против «Вулверхэмптона», который завершился для «синих» победой со счетом 5:0. Он составил пару центральных полузащитников с Фрэнком Лэмпардом, а Йеспер Грёнкьер и Дэмьен Дафф играли по флангам. Оборонительный уклон Макелеле в схеме 4–4–2 был очевиден – настолько, что после проведенной в том же сочетании встречи с «Мидлсбро» один репортер охарактеризовал систему «Челси» как 4–1–2–2–2. Макелеле занимал позицию перед оборонительной четверкой, позволяя Лэмпарду выдвигаться вперед, однако в таких условиях Фрэнк разрывался, а Макелеле не очень подходило линейное расположение полузащитников. Когда Раньери использовал ромб, французу было заметно удобнее – так он получал возможность оставаться перед защитниками, а Лэмпард – еще одного полноценного партнера в центре поля. Когда в январе 2004 года клуб пополнил жесткий хавбек Скотт Паркер из «Чарльтона», он стал часто занимать номинальное место на правом фланге, но фактически составлял тройку центральных вместе с Макелеле и Лэмпардом. Эта непропорциональная формация работала куда лучше, поскольку позволяла Макелеле оставаться на излюбленной позиции в глубине.
    Когда летом «Челси» возглавил Жозе Моуринью, он тут же позвонил находившемуся в отпуске Макелеле, чтобы подчеркнуть важность отводимой тому роли. Моуринью задействовал те же расстановки, что и в «Порту»: полузащитный ромб и 4–3–3, и обе предусматривали необходимость надежного опорника. Макелеле настолько грамотно выбирал позицию, что хавбеки соперника просто не могли с ним справиться – попытка его накрыть неизбежно приводила к тому, что более атакующий партнер Клода оказывался свободен. Таким образом, в этот период именно умение Макелеле располагаться на поле являлось важнейшим из его навыков.
    В 144 матчах АПЛ Макелеле отличился лишь дважды (в одном из случаев он добил мяч после собственного неудачного пенальти) и отдал только четыре результативные передачи. Несмотря на это, он, вне всякого сомнения, играл ключевую роль в развитии атак «Челси». В «Реале» его задачи были строго оборонительными – блокировать забегания соперника и страховать защитников. В более компактной и осторожной модели «Челси» хавбеки быстро возвращались в защиту большими силами, и акцент игры Макелеле несколько сместился. Это может показаться странным, но Клод был совершенно незаменим для атакующей фазы – несмотря на подчеркнутую скромность и простоту при владении мячом. Он никогда не старался застать противников врасплох своими проходами и крайне редко разрезал защиту убойными диагоналями: он просто строго держал позицию, караулил ошибки и отдавал простой пас поперек поля. Однако, как подчеркивал Моуринью, эти его действия были крайне важны.
    «Понимаете, с треугольником из Клода Макелеле и еще двоих игроков перед ним у нас всегда будет преимущество против чистой 4–4–2, – объяснял он. – Их полузащита располагается в линию, а у меня всегда будет лишний игрок в центре. Все начинается с Макелеле, который открывается между линиями. Если его не прессингуют, то у него есть достаточно времени, чтобы осмотреть все поле. Если кто-то старается его накрыть, то, значит, один из его партнеров по центру оказывается свободен. Если того опекает сместившийся вингер соперника, то на фланге образуется свободная зона, которой может воспользоваться наш вингер или защитник. Против такой цепочки у схемы 4–4–2 нет противоядия». Казалось бы, проще простого. Успех был завязан скорее на роли Макелеле, чем на самом Макелеле как игроке.
    Тем не менее сам Макелеле заявлял, что технический арсенал и солидный опыт выступлений в атаке делали его особенным опорным хавбеком. «Я был вингером и знаю, как помочь атакующим игрокам чувствовать себя более уверенно», – утверждал он. Макелеле считал своим главным отличием от классических опорников уверенное обращение с мячом: «Говоря о современных полузащитниках оборонительного плана, люди часто упоминают роль Макелеле. На самом деле я ничего не изобретал. Думаю, я просто лучше оснащен технически и тактически, чем опорники из 80—90-х – Луис Фернандес, Франк Созе или Дидье Дешам. Я не делаю ничего такого, чего не делали бы они, просто я более совершенный футболист. Мне кажется, что сама игра изменилась, и теперь абсолютно любая позиция на поле требует умения придерживать мяч, отдавать точный пас и участвовать в каждой фазе командного движения. Чтобы выходить в основе, уже недостаточно бороться за верховые мячи и стелиться в подкатах. Необходимо быть многофункциональным футболистом».
    Этот анализ представляет особенный интерес потому, что многие считали, что Макелеле как раз таки являлся антонимом разностороннего футболиста. Например, легендарный тренер «Милана» Арриго Сакки, один из главных поборников универсализма, выделял именно Макелеле как игрока антиуниверсального. «В моей модели игры плеймейкер – любой игрок, владеющий мячом, – говорил он. – Макелеле же не умеет этого делать. Он не знает, что делать с мячом, хотя и гениально его отбирает. Теперь все футболисты имеют крайне узкий профиль». В этих словах содержится явная недооценка роли Макелеле. Пусть он и не выдавал радиоуправляемые передачи в стиле Андреа Пирло или Шаби Алонсо, но зато он грамотно находил пространство между атакующей и полузащитной линиями соперника, откуда вел игру и подкармливал сухими и точными пасами располагавшихся выше партнеров.
    Манера Макелеле открываться между линиями вызывает неизбежные параллели с другим французом, Эриком Кантона, переосмыслившим игру центрфорварда. Хотя их художественные стили радикально отличались, соперникам приходилось идти на аналогичные ухищрения, чтобы блокировать Макелеле. При классическом порядке вещей опорник опекал атакующего полузащитника другой команды. Однако влияние Макелеле на игру «Челси» было настолько велико, что полюса сместились: теперь менеджерам приходилось бросать атакующих полузащитников, чтобы те сдерживали Макелеле. Лучший пример подарил Крис Коулман в марте 2006 года, когда его «Фулхэм» одержал блистательную минимальную победу над «Челси». Валлиец избрал для матча схему с ромбом, скомандовав плеймейкеру Стиду Мальбранку закрывать Макелеле. «Всякий раз в матчах с нами и с другими командами все движение «Челси» идет через Макелеле, именно он начинает атаки, – объяснял Коулман. – Мальбранку нравится играть на этой позиции, и мы сказали ему играть там, где он любит, когда мяч у нас. Но когда мяч у соперника, его целью был Макелеле. Мы хотели заставить Петра Чеха выбивать мяч в поле, а не пасовать ближнему, и в итоге все сработало».
    «Фулхэм» быстро вышел вперед усилиями Луиша Боа Морте и настолько явно доминировал, что уже через 25 минут Моуринью пошел на двойную тактическую замену – самую быструю в истории Премьер-лиги. Вместо Джо Коула и Шона Райт-Филлипса на поле появились Дэмьен Дафф и Дидье Дрогба – теперь «Челси» отзеркалил систему «Фулхэма». «Жозе начал игру по схеме 4–3–3, но очень рано изменил расстановку, – продолжал Коулман. – Он выпустил Дрогба в подмогу Креспо, а также Даффа, чтобы добиться равновесия в центре поля. Мы восприняли это как комплимент – у нас все получалось, поэтому необходимости что-то менять не было». Во втором тайме «Челси» перестроился на схему 3–5–2 в попытке организовать контрнаступление. Получается, что команде дважды пришлось кардинально менять расстановку только из-за того, что «Фулхэм» смог нейтрализовать Макелеле. После матча главное внимание прессы уделялось поведению болельщиков, подравшихся прямо на поле «Крэйвен Коттедж», однако первая с 1979 года победа «дачников» в дерби продемонстрировала нечто важное. Одним из факторов успеха стало выполнение атакующим полузащитником строгих оборонительных установок – прозвучал сигнал о том, что команды нуждались во все более разноплановых футболистах.
    Подобно тому как Кантона в свое время породил целую волну подражателей, так и сейчас другие топ-клубы АПЛ бросились на поиски собственного Макелеле. Что особенно примечательно, поняв, как много времени француз проводит с мячом, эти клубы обратились к полузащитникам более атакующего типа. Это один из любопытных феноменов Премьер-лиги середины 2000-х: каждая из команд так называемой «большой четверки» покупала молодых и перспективных атакующих хавбеков и превращала их в опорников.
    Классический пример – трансфер Лукаса Лейвы в «Ливерпуль». Приобретенный у «Гремио» в 2007 году бразилец считался ярким, универсальным и забивным игроком. К тому моменту он успел стать самым молодым обладателем бразильского «Золотого мяча», вручающегося лучшему игроку национального первенства, а также привел свою сборную к победе на молодежном чемпионате Южной Америки, забив четыре гола в девяти матчах. «Он может играть как оборонительную роль, так и бокс-ту-бокса, – говорил Рафа Бенитес после приезда Лукаса. – Так что в будущем я жду от него немало голов». Единственный гол Лукаса в более чем двухстах матчах Премьер-лиги убедительно показывает, что фактически его использовали лишь в качестве опорника.
    Южноамериканский футбол выделяется невысоким темпом, и вскоре стало очевидно, что Лейве не хватит скорости, чтобы выступать в АПЛ на позиции атакующего полузащитника. «Я переместился ближе к обороне, чтобы чувствовать себя комфортнее, – объяснил он. – Новая позиция подходит как моим характеристикам, так и под специфику Премьер-лиги. Конечно, играть в атаке круче, но я думаю, что способен больше предложить команде на новом месте». Лукаса постоянно критиковали за недостаточно активную игру с мячом. Хотя в его движении и оставались следы атакующей игры – он весьма активно открывался под передачи, – было заметно, что, превратившись в опорника, он потерял свою креативную искру.
    Что-то похожее пережили и «Арсенал» с «Манчестер Юнайтед»: эти клубы приобрели хавбеков, дуэт которых помог юниорской сборной Бразилии победить на чемпионате Южной Америки и добраться до финала ЧМ U17 в 2005 году. «Арсенал» купил Денилсона, капитана той сборной, представлявшегося «чем-то средним между Жилберту Силвой и Томашем Росицки», – как выразился Арсен Венгер. Переходивший в статусе разнопланового центрхава Денилсон со временем переквалифицировался в чистого опорника. Как и Лукас, он раздражал болельщиков своей примитивной игрой в пас, но в то же время критиковался и за неумение защищаться.
    МЮ же чуть позже подписал напарника Андерсона, напарника Денилсона по центру поля. Андерсон был дерзким и энергичным плеймейкером, частенько разгонявшим атаки из центра поля. В отчете ФИФА о чемпионате мира U17 он назван «плеймейкером с практически бесконечным запасом трюков», а группа технического анализа характеризовала его как «выдающегося игрока, быстрого, ведущего командную игру, уверенно взаимодействующего с партнерами и крайне эффективного при контратаках». Но, как и другим бразильцам, в Англии ему пришлось играть куда более глубоко. «Ни один тренер в его родной стране и на долю секунды не задумался бы поставить его туда, – писал в то время репортер BBC и специалист по южноамериканскому футболу Тим Викери. – Возможно, новая роль забирает у Андерсона слишком большую часть его природного потенциала».
    Однако самый очевидный пример – непосредственный преемник Макелеле в «Челси», Джон Оби Микел. Обычная история: считавшийся безумно одаренным атакующим полузащитником Микел вывел сборную Нигерии не старше 20 лет в финал ЧМ‑2005, где она уступила аргентинцам. В голосовании за звание лучшего игрока турнира Микел уступил лишь юному аргентинцу Лионелю Месси. За трансфер вундеркинда развязалась настоящая война между МЮ и «Челси»: Микел подписал предварительный контракт с «Юнайтед», но «синие» вдруг заявили, что успели согласовать переход первыми. Хотя Микел и не провел в составе «Юнайтед» ни дня, за его переход клуб позже получил от «Челси» 12 млн фунтов.
    Микел сразу же взял на себя роль нового Макелеле, подменяя француза, когда тому требовался отдых, а когда Клод вернулся на родину в 2008 году, занял его место на постоянной основе. Но, как и многие другие, Микел превратился в неуклюжего и чрезмерно жесткого опорника, регулярно собирающего карточки из-за неудачных подкатов и неспособного отдать пас вперед. Его результативность была на уровне Лукаса – один-единственный гол в 249 матчах Премьер-лиги. «Микел потерял ту креативность, которая прославила его на мировой арене, – жаловался Самсон Сиасиа, тренировавший Микела сначала в молодежной, а потом и во взрослой сборной Нигерии. – «Челси» похоронил того игрока, которым он когда-то был». Микел все понимал и сам. Подводя итоги десятилетней карьеры в клубе, он заявил: «Я всегда говорил, что я командный игрок. Я из кожи вон лез, чтобы ограничить свою игру и приносить пользу «Челси».
    Менеджеры клубов АПЛ хорошо осознавали плюсы, которые может принести креативный полузащитник на позиции Макелеле, но, фокусируясь на развитии оборонительных умений этих игроков, они превращали перспективных плеймейкеров в однобоких чистильщиков.
    Много позже Лес Фердинанд, в те годы входивший в тренерский штаб «Тоттенхэма», сетовал на то, как Макелеле повлиял на английский футбол. «Когда Вильям Галлас играл у нас, я говорил ему, что худшее, что случилось с АПЛ, – это Клод Макелеле, – рассказал Фердинанд в 2014 году. – Когда он сюда приехал, он не был опорным полузащитником. Он просто был достаточно умен, чтобы сказать Лэмпарду: «Фрэнк, ты можешь забить куда больше моего, так что я останусь сзади и буду тебя прикрывать, а ты иди вперед». После этого все почесали голову и решили: точно, нам тоже нужен опорник. В результате мы получили целый вагон игроков, которые носа не покажут на чужой половине поля, не отдают передачи дальше центральной линии и просто топчутся перед защитниками».
    Эти комментарии Фердинанда спровоцировали массовое недовольство, но такая оценка наследия Макелеле имеет под собой основания. Сам по себе Макелеле не являлся проблемой – он был очень эффективным и полезным игроком. Но огромное влияние Клода и его простых передач скорее вытекало из его позиции в схеме 4–3–3, которая помогала нейтрализовать классическую 4–4–2. Когда остальные команды отреагировали на новшество и перестроились на 4–3–3 или 4–2–3–1, функция клонов Макелеле потеряла свою актуальность: теперь они не помогали взломать оборону соперника, а только удерживали мяч где-то в глубине поля. Неудивительно, что итогом карьеры самого влиятельного опорника АПЛ стала более закрытая игра английских команд – теперь они заботились об обороне больше, чем когда бы то ни было в прошлом.
Категории
Новости
Нет комментариев

Комментировать статью

*

*

Новости

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ