Бундеслиге повезло с президентом: в 5 раз увеличил ТВ-доходы, вложился в технологии, первым вернул футбол после пандемии

Кристиан Зайферт спасает немецкий футбол.  В таком крутом специалисте нуждается отечественная УПЛ. Присмотримся, в чем же крутизна президент немецкой профлиги. Бундеслига перезапустилась первой среди топовых лиг – благодаря врачам и...
Кристиан Зайферт спасает немецкий футбол.  В таком крутом специалисте нуждается отечественная УПЛ. Присмотримся, в чем же крутизна президент немецкой профлиги.

Бундеслига перезапустилась первой среди топовых лиг – благодаря врачам и действиям властей Германии, в отличие от многих других стран Европы, удалось быстро притормозить распространение вируса и минимизировать последствия. Но немецкий футбол вернулся так быстро именно благодаря топовому менеджменту лиги.

В следующих 10к знаках мы подробно расскажем, кто такой Кристиан Зайферт, который сыграл ключевую роль в этом возвращении.

• До 2005 года не работал в футболе – зато возглавлял немецкий MTV.

• При нем телеконтракт Бундеслиги вырос почти в 5 раз – больше только в АПЛ. Его звали в Англию и «Баварию», но он отказался.

• Зайферт настоял на том, чтобы лига запустила собственную медиакомпанию и уверен, что просто продавать права на трансляции уже не катит.

• Бундеслига инвестирует в стартапы, чтобы привлекать молодое поколение. Для этого открыли специальный инвестфонд. Среди проектов: борьба с пиратством, углубленная статистика и вертикальные трансляции.

А теперь подробнее.

Зайферт настаивал, что Бундеслигу нужно возобновить – иначе клубы умрут. Он общался с правительством, полицией и регионами

Зайферт долгое время оставался не самым публичным человеком. Как президент топовой лиги он, конечно, периодически общался с журналистами, но во время истории с коронавирусом прорвался в медиа активнее, чем когда-либо.

В середине марта, когда состоялось первое экстренное заседание лиги из-за коронакризиса, Зайферт убедил всех, что нужно доигрывать – пожалуй, этот шаг был самым главным. «Возможно, перед заседанием у вошедших сюда были разные точки зрения, – заявил он сразу после выхода из кабинета. – Уверяю вас, теперь – одна».

Его позицию о возобновлении в итоге поддержали 17 клубов из 18 в первой Бундеслиге и все клубы из второй (но кто был против – не уточняется). «Для нас это был сильный сигнал. Как Рассел Кроу говорил в «Гладиаторе»: «Держать строй! Что бы ни появилось из тех ворот, наши шансы выжить будут лучше, если мы будем держаться вместе», – процитировал классику менеджер.

Зайферт столкнулся с сопротивлением не только клубов, но и групп болельщиков, которые имеют в Германии огромное влияние и протестуют даже сейчас – после возобновления. Их беспокоит не сам факт доигровки чемпионата (кажется, что коронавирус вообще не волнует фанатов), а проведение игр без зрителей (в немецкой прессе для них даже ввели специальный термин – призрачные матчи).

Зайферт выступил с программным заявлением и прояснил: «Это наш единственный шанс выжить в ближайшем будущем. Иначе нам не придется беспокоиться, будет в следующем сезоне 18 или 20 клубов в первой Бундеслиге (это было до решения о сохранении вылета – прим.ред.). У нас просто не будет этих 18 клубов. Если больше нет зрительских доходов, телевизионных доходов и, следовательно, спонсорских доходов, то первое время все еще может быть нормально. Но долго это не продлится. Безусловно, здоровье сотрудников – важнейший приоритет. Но нам нужно бороться за них и их финансовую стабильность. Думайте об этом, когда будете принимать решение».

Аналогичная история и в Бундеслиге – клубы в случае остановки так и не получили бы последний транш в 300 миллионов евро. Сам Зайферт оценивал потенциальные убытки клубов в 750 млн евро. Discovery, который купил права на трансляции в европейских странах и показывает лигу на каналах Eurosport, даже задумывался о расторжении своего договора – и лига запустила через медиа слухи о том, что готова пойти в суд, если кто-то из бродкастеров попытается так сделать.

После новостей о возобновлении сезона пул трансляторов (Sky, ZDF, ARD и даже Discovery), по данным Financial Times, досрочно перечислил лиге почти 300 миллионов евро. Эти деньги позволят многим командам (по оценкам Зайферта, 11 клубов из Бундеслиги и почти все клубы второй Бундеслиги были на грани банкротства) как минимум доиграть сезон.

Впрочем, и на случай срыва сделки Зайферт проработал альтернативу – Apollo Global Management и KKR, частные инвестиционные компании, готовы вложить те же 300 миллионов в Бундеслигу. По данным Bloomberg, стороны вели неформальное обсуждение потенциальной сделки, до конкретных официальных переговоров не дошло (пока – все же есть вероятность, что в случае ухудшения в стране лига может быть опять приостановлена).

Зайферт через публичные заявления пытался воздействовать на все органы, которые ответственны за проведение матчей. Он слегка давил на правительство, в то же время отстраняясь от потенциального решения. «Мы часть культуры этой страны, людям не терпится вернуть себе хотя бы небольшую часть обычной жизни, и это означает, что Бундеслига должна играть, – говорил функционер. – Вот почему мы должны поддерживать правительство и обсуждать с ним, когда мы снова сможем играть. Чем скорее спорт вернется, тем лучше для общества. Но решать, вернемся ли мы вообще, не нам, а политикам».

Отдельную роль сыграли вирусологи. Позицию Зайферта одобрил Лотар Вилер – президент института Роберта Коха, главной немецкой лаборатории в эпоху коронавируса. Возможно, на позицию микробиолога повлияла страсть к футболу. «С самого детства болею за «Кельн», как и все семья, – говорил он. – Но когда мы вернемся на стадионы, все зависит только от нас. Чем лучше мы будем соблюдать самоизоляцию, тем раньше это произойдет».

Бундеслига вместе с вирусологами, разработчиками тестов и собственным медицинским штабом создала 50-страничный протокол по возобновлению матчей – и выложила его в открытый доступ. Разумеется, когда стало известно, что игрокам для возвращения к тренировкам нужно будет пройти тест, публика начала возмущаться статусом избранных для футболистов. Зайферт пояснил: «К проблемам нужно относиться серьезно, мы уже много недель занимаемся этим. Мы поговорили со многими экспертами, я лично общался с производителями тестов на коронавирус и антитела. Никогда не произойдет такого, чтобы футболиста тестировали в очереди перед врачом или медсестрой, которым это необходимо. У Германии огромный потенциал в плане тестов, и мы не ждем каких-то привилегий».

А теперь – о других достижениях спасителя.

Пресса назвала Зайферта «Клинтом Иствудом Бундеслиги» (из-за цитаты в интервью), он работал на MTV, его звали в АПЛ и «Баварию»

Зайферт родился в конце 60-х в небольшом городке Раштатте на границе с Францией в семье спортсменов (дед играл за «Фрайбург», дядя – во второй бельгийской лиге) и с детства, как и любой немецкий пацан, тащился от футбола. Он занимался им в местной школе и болел за менхенгладбахскую «Боруссию».

«У нас в Раштатте не было флагов «Боруссии» Менхенгладбах, я тогда заказал себе гладбахское банное полотенце из каталога Otto, привязал его к швабре и высунулся в окно», – так Кристиан праздновал чемпионство любимого клуба. «Боруссия» его детства переживала золотую эпоху: все значимые достижения, за исключением Кубка Германии в девяностых, были добыты в семидесятые плюс-минус сезон (пять чемпионств, два вторых места, два Кубка УЕФА и финал Кубка чемпионов), на тренерской скамейке царствовал Удо Латтек, а на поле зажигали Юпп Хайнкес, Гюнтер Нетцер, Берти Фогтс и другие звезды.

Юпп Хайнкес

Зайферт прошел юношеские уровни и даже играл за клуб из своего городка в чемпионате Южного Бадена (часть земли Баден-Вюртемберг), но профессиональным футболистом не стал. Он мог закрыть позиции нападающего и либеро, бегал стометровку за 11,3 секунды, но других успехов не было, поэтому Кристиан сосредоточился на учебе. Учился он в технической гимназии Раштатта – улучшенной версии обычной школы. «У меня не было природного таланта, достаточного для хорошей карьеры. Как говорил Клинт Иствуд: «Человек должен знать свой предел», – улыбался менеджер, рассказывая про уход из футбола.

После школы Кристиан поступил в университет Дуйсбург-Эссен, который входит в топ-10 немецких вузов. Там он изучал маркетинг, социальные коммуникации и социологию, а сразу после окончания его позвали в крупную мюнхенскую медиагруппу MGM. Зайферт проработал в ней с 1995 до 1998 год, за это время поднявшись до руководителя отдела продукта. Его работу заметили в MTV – будущий президент Бундеслиги два года был директором по маркетингу центральноевропейского отделения телеканала.

В 2005-м в отставку с поста руководителя Немецкой футбольной лиги (DFL, объединяет первую и вторую Бундеслиги, поэтому для краткости и понимания будем использовать название чемпионата) ушел Вильфрид Штрауб, которому на тот момент было 67 лет (скончался в 2016-м). Ему на смену неожиданно позвали 35-летнего Зайферта, у которого на тот момент не было никакого опыта работы футбольным менеджером.

Кристиан Зайферт и Вильфрид Штрауб

«[Мое назначение] только на первый взгляд может казаться неожиданностью, – объяснял менеджер. – На второй взгляд, у музыки и футбола очень много общего. Прежде всего, работа в очень эмоциональной обстановке. На MTV я видел многих руководителей лейблов, которые чуть ли не плакали, потому что звезда, с которой они работали, испугалась, услышала какие-то голоса или почувствовала, что нужно уехать в Индию на несколько лет».

Штрауб не ошибся: Зайферта считают успешным менеджером и мастером миллиардных сделок. Так, ТВ-доходы Бундеслиги за то время, что он президентствует, выросли на 466% – почти в пять раз, рост оборота – в шесть раз быстрее немецкой экономики. Сейчас лига зарабатывает 1,4 млрд евро в год от медиаправ – за 15 лет заработала 14 миллиардов (подробности – ниже). В заголовках важных немецких СМИ Кристиана называли «Клинт Иствуд Бундеслиги» (Die Welt) и «Незаменимый» (FAZ).

Работу Зайферта заметили и в остальном мире. Когда в 2018 году многолетний и суперуспешный президент АПЛ Ричард Скадэмор объявил об отставке, начались поиски преемника – звучало даже имя бывшего британского премьера Тони Блэра. Весной 2019-го лига всерьез склонялась к тому, чтобы направить крупный оффер Зайферту, но тот после непродолжительных раздумий предложение отклонил.

У него были и другие возможности: в 2014-м, когда Ули Хенесса признали виновным в мошенничестве и упаковали в тюрьму на полтора года, «Бавария» заманивала Кристиана на пост президента. «У нас была определенная симпатия друг к другу и определенные обсуждения, – признавался мужчина спустя год. – Но если бы я получил конкретное предложение, вынужден был бы его отклонить».

Когда была определена точная дата возобновления сезона, Зайферт вздохнул с облегчением: «Понимаю, как это выглядело. Я навлек на себя критику – и пусть, потому что это и значит брать ответственность на себя. Это не последнее решение, которое нам придется принимать в ближайшие дни, недели и месяцы. Чувство неопределенности долго будет нас сопровождать».

В первую очередь, речь, конечно, о трансферах. «В краткосрочной перспективе я бы сказал, что трансферный рынок этим летом не будет существовать, он рухнет, – заявил Зайферт. – Некоторые агенты внезапно поймут, что им придется много работать или, по крайней мере, просто работать; некоторые лиги поймут, что деньги – это не то, что ежемесячно падает с небес».

Менеджер уверен: сейчас клубы не готовы тратить больше 100 миллионов евро даже на супертоповых футболистов, хотя за последние годы это стало нормой – как и космический рост зарплат и подъемных с ежегодным переподписанием соглашений. Например, с 1982-го по 2012 год зарплаты футболистов выросли на 1500%. Но теперь клубы точно начнут тратить меньше. «Ни одна лига не застрахована от пандемий. У лиг есть страховка для покрытия отмененных матчей, и некоторые клубы пытались застраховаться от пандемии, но [у них ничего не получилось, потому что] страховые выплаты были бы невероятно высокими», – говорит Зайферт.

Функционер убежден, что перемены грядут не только в экономическом плане, но и в ценностном. «Самая заметная критика на данный момент касается области на стыке спорта и бизнеса. Речь о зарплатах игроков, выставлении этого напоказ, золотых стейках, трансферных суммах и агентах, которые получают миллионы за обычный рабочий контракт, который можно скачать на нашем сайте», – сыронизировал Зайферт.

Бундеслига первой возобновила сезон – и может пойти дальше. «Мы не хотим становиться чемпионами мира по заявлениям, но мы хотим внедрить ограничения для сомнительных вещей в футболе, – пояснил функционер. – Очевидно, что благодаря трансферным суммам, зарплатам и вещам вроде золотых стейков у Бундеслиги формируется имидж, который далеко не все могут принять. Многое у нас мне не нравится. Люди справедливо задаются вопросом: а действительно ли зарплаты игроков обоснованы, действительно ли обоснованы такие компенсации за трансферы? Этот вопрос более чем оправдан. Лига хорошо подумает о том, как может выглядеть не только экономическая, но и ценностная основа Бундеслиги в будущем».

Это персональная идея менеджера. «Потолок зарплат нарушит законы Евросоюза. Но если президент УЕФА обратится в Европарламент с просьбой ввести ограничения для зарплат, трансферных сумм и комиссионных агентам, я буду первым, кто его поддержит, – объяснял функционер. – Меня заставили над этим задуматься письма [от болельщиков], которые я получал и по почте, и по имэйлу. У некоторых есть укоренившееся отвращение к профессиональному футболу в его нынешней форме».

Впрочем, тут есть проблема – лиги с потолком зарплат, как правило, закрытые. А Зайферт, хоть и поддерживает бизнес-порывы футбола, против излишней коммерциализации – и против закрытых лиг вроде Суперлиги.

«Одной из основных проблем в предстоящие годы будет давление извне со стороны капитала на существующие структуры и турниры. Некоторые игроки рынка стали слишком независимыми. У них есть идеи, которые не имеют ничего общего с основами европейского футбола. Я могу понять клубный чемпионат мира, но международная лига – ужасное предложение, у которого нет шансов на реализацию.

Такие абсурдные идеи никогда не исходят от Премьер-лиги или Бундеслиги, а в основном из Южной Европы. Возможно, в какой-то момент придется сказать: «Если вас это не устраивает, просто не играйте. Вас никто не заставляет играть в национальном чемпионате или Лиге чемпионов. Эти постоянные попытки шантажа – признак слабости, но не силы», – пояснил Зайферт.

Интересно, что еще в 2016-м, когда проект Суперлиги был в зачаточной стадии и должен был заменить Лигу чемпионов, но не подвинуть национальные чемпионаты, Зайферт высказывался за. Но когда стало понятно, что планы более глобальные, сменил позицию.

Благодаря Зайферту Бундеслига выросла по телеконтракту почти в пять раз, DFL полностью занимается продакшном

Болельщики часто обвиняли Зайферта в излишней коммерциализации Бундеслиги. Например, из-за матчей по понедельникам – лига ввела их, чтобы удовлетворить вещателей. Это не устроило фанатов: активные сектора протестовали, кидались на поле туалетной бумагой и вывешивали баннеры.

Коммерция для Зайферта – непрерывная работа. «Грузовики не подъезжают просто так к нашей штаб-квартире и не сгружают пачки денег, – говорит мужчина. – У каждого есть четкие цели при приобретении прав. Нам нужно работать над тем, чтобы у партнера все было успешно. Поэтому мы должны действовать как медиакомпания».

В 2006 году DFL основала дочернюю компанию Sportcast, которая занялась полным продакшном каждого матча первой и второй лиг. Сейчас менеджер называет Sportcast самой опытной продакшн-компанией в футболе. Вся графика, все, что вы видите на экранах, раньше было отдано на аутсорс, но при Зайферте все делает сама лига – телеканалы только получают картинку.

«В прошлом мы в основном продавали медиаправа вещателям, и они хотели, чтобы болельщики смотрели трансляции. Времена меняются – в будущем речь пойдет скорее о производстве контентных решений для наших медиа-партнеров, где мы полностью понимаем, что они делают и как устроен их бизнес», – пояснил Зайферт.

Простой пример гибкости Бундеслиги: Sportcast начала производить контент в HD тогда, когда все крупные телеканалы Германии еще вещали в SD. Это было сделано для американского рынка, где HD уже был – в США более 40 миллионов жителей с немецкими корнями, у которых нужно просто пробудить интерес к родине.

С 2006 года стоимость медиаправ выросла более чем втрое (на 287%!) – сейчас DFL получает 1,4 млрд евро в год, контракт крупнее только у АПЛ и Ла Лиги.

При этом по стоимости домашних телеправ Бундеслига опережает Ла Лигу (1,175 против 1,15 млрд евро).

Зайферт пришел в Бундеслигу в 2005 году и с ходу повысил почти на 50% стоимость телеконтракта: до 440 млн евро в год. Тут нужно пояснить – стоимость контракта в 300 млн евро за год ориентировочная, так как в начале нулевых в немецком футболе был бардак с телеправами – их могли продавать разным каналам на разные годы, а в 2003-м бродкастер вообще обанкротился и оставил лигу без последнего транша. Домашний телеконтракт на 2004-2006 годы оценивается в 293 млн, зарубежные права вряд ли стоили больше, чем 25 млн по контракту с 2006-го.

Зайферт – сторонник справедливого распределения общих доходов лиги между клубами. Ему ближе английская модель, где каждый клуб получает гарантированные выплаты и бонусы в зависимости от результатов, чем испанская, где «Барселона» и «Реал» до недавнего времени забирали чуть ли не половину. Сейчас это уже не так, но два гранда все равно превосходят остальные команды в 2-3 раза.

DFL запустила свой проект – DFL for Equity, игра слова на английском, потому что equity можно перевести как справедливость, а можно – как собственный капитал. Благодаря этой программе лига инвестирует в стартапы – та самая история с HD появилась как раз благодаря вложенным в небольшую компанию деньгам.

«Это производственная цепочка, – пояснил Зайферт. – Мы организуем игру, производим телевизионный сигнал, архивируем контент, продаем телевизионные права и создаем медиаконтент для всех классических и цифровых каналов. По этой цепочке мы ищем области, которые могли бы нам быть интересны».

Как работает DFL: собственная статистика (об этом – дальше), собственный продакшн (об этом – выше), собственный контент и продажи. В этом плане Бундеслига – уникальная лига, потому что, в отличие от других лиг, помимо собственно футбола все четыре этих сферы она взяла под свой контроль. В Англии лига управляет продажами, все остальное отдано на аутсорс. А в остальных топ-чемпионатах на аутсорсе вообще все, кроме самого футбола.

Параллельно DFL вписалась в антипиратский стартап Ryghts, который помогает следить за появлением пиратских трансляций/видеофрагментов и прочего контента по всему миру – не только в классических каналах распространения, но и в IPTV и соцсетях. Зайферт объясняет все просто: «Если вы получаете 35% своего дохода через медиаправа, то это очень важно для успеха».

Бундеслига собирает пул стартапов (статистика, вертикальные трансляции) и ориентируется на поколение Z

Среди других областей интересов Бундеслиги – возможность следить за статистикой в режиме лайв, приложения второго экрана, которые дополняют трансляции.

В попытках завлечь более молодую аудиторию Зайферт ориентируется на АПЛ и Netflix: «Посмотрите на поколение Z. Они совершенно по-другому потребляют футбол. У них другие отношения, другие ожидания, другие интересы, когда речь заходит о медиа. И АПЛ с Netflix – главные на рынке». Очень качественный пример – длительность хайлайтов: оптимальное время просмотра для зумеров 8 минут, для бумеров (старшего поколения) – 13,5.

«Медиапотребление изменилось – теперь это не просто просмотр, а вовлечение», – уверен руководитель Бундеслиги. Больше половины молодых пользователей используют приложения второго экрана. «Это очень большая возможность для медиакомпаний. Впервые мы получили поколение, которое осознает ценность контента в интернете», – заявил Зайферт.

Важная крупная инвестиция в стартап – Track 160. Это приложение, которое можно будет использовать в качестве аппа второго экрана даже на стадионе (сейчас оно в разработке – но уже в этом году, скорее всего, доработают до релиза).

«Благодаря визуальному отслеживанию мы сможем генерировать данные лучше, что интересно для наших клубов, которые тратят много денег на системы слежения и скаутинга, – отметил Зайферт. – Эта система основана на искусственном интеллекте, для которого нужны входные данные, но мы можем сделать это лучше других, потому что у нас самый большой архив спортивных данных в мире. У нас 140 000 часов футбольного контента».

Предполагается, что эта система будет работать по аналогии с Wyscout – у нее будут разные уровни доступа для клубов и для любителей, а также для болельщиков и ТВ-партнеров. Зайферт употребляет именно это слово, предпочитая не называть их бродкастерами: «Это наши партнеры, мы рассматриваем их именно как медиапартнеров». Уже сейчас у Бундеслиги есть спрос на эту технологию: по словам Зайферта, интерес проявляют не только другие лиги, но и ФИФА с УЕФА.

Вот еще несколько примеров продвинутости Бундеслиги.

📲DFL делает упор на мобильные устройства – продажи смартфонов в Германии растут ежегодно, а продажи телевизоров падают. Для этого в Бундеслиге полностью переработали графику – сделали ее максимально простой и понятной в стиле flat design. В 2017-м лигу из-за этого даже назвали лучшим диджитал-брендом в Германии. Но главная адаптивная инновация – вертикальные трансляции для смартфонов. Никто не любит вертикальные видео, но держать так нынешний крупный гаджет просто удобнее. Пока, конечно, это было сделано в рамках эксперимента, для понимания собственных способностей – и получилось неплохо.

При этом, как поясняет Зайферт, не нужно забывать про отстающих. Да, важно работать над трансляциями в 4K и даже 8K, важно вкладываться в развитие мобайла, но во многих странах есть проблемы с интернетом, до 4K там далеко, а люди, несмотря на растущую популярность смартфонов, все равно стараются найти самый крупный экран, чтобы посмотреть футбол – и так будет еще очень долго.

Благодаря своему инвестиционному проекту DFL хочет собрать пул стартапов, которые занимаются медиа и технологиями и могут помочь спортивной индустрии (либо уже в ней работают). У немецкой футбольной лиги даже есть раздел на сайте – tomorrow.dfl.de, «Что будет завтра». В нем лига подробно рассказывает о своих инвестициях и новых проектах.

📹Так, например, в апреле DFL вложилась в израильский проект Movez. Это приложение только на основе данных камеры и искусственного интеллекта оценивает навыки футболиста. Зайферт подчеркнул, что это инвестиция, которая направлена в первую очередь на «болельщиков поколения Z – подход в игровой форме сочетает в себе цифровой мир и реальную физическую активность».

🕹 Другие проекты – камера в угловом флаге (ее в тестовом режиме использовали на матче Суперкубка в 2018 году и разрабатывают для перманентного использования в дальнейшем). Тут своими силами лига не обошлась, потребовалась помощь компании LMP Lux Media Plan, в которой у DFL доли нет.

📡Бундеслига первой вписалась в официальный проект по таргетированной рекламе на бортах во время матчей. Обычно такая практика не применяется крупными лигами – только на второстепенных турнирах. Но в DFL посчитали, что так можно будет больше заработать – и поделили мир на четыре региона: Европа, Ближний Восток и Африка (1), Америки (2), Центральная Азия (3) и Юго-Восточная Азия (4). В зависимости от региона на щитах во время игры показывается реклама с геопривязкой – лига составила специальные гайдлайны для клубов, которым нужно следовать, но пользоваться этим методом или нет, каждый решает сам.

Перед второй частью сезона лига подписала партнерский контракт с Amazon – стриминговый сервис в сотрудничестве с лигой во время матчей будет показывать углубленную статистику, вплоть до xG, предсказывать опасные моменты и вообще предлагать подписчикам ту статистику, которая, исходя из модели, будет им наиболее интересна. Для разных регионов – разные хайлайты. Например, норвежцу в официальных медиа лиги, скорее всего, выпадет хайлайт с Эрлингом Холандом, бразильцу – с Филиппе Коутиньо.

Лига даже планирует ворваться в виртуальную и дополненную реальность – соответствующие технологии сейчас тестируются. «Дополненная реальность и виртуальная реальность сделают игру более доступной для зрителей по всему миру, позволят им ощутить электрическую атмосферу стадионов мирового класса Бундеслиги», – заявил директор по инновациям DFL Андреас Хейден.

«Человек, который должен спасти немецкий футбол», – с таким заголовком вышел текст в популярном медиа Süddeutsche Zeitung.

Кажется, у Зайферта получается.

Фото: globallookpress.com/Arne Dedert/dpa, Martin Hoffmann Berliner Str.31 /www.imago-images.de, Ina Fassbender/dpa, Markus Ulmer/Pressefoto Ulmer/Pool, Thilo Schmuelgen/dpa, imago sportfotodienst via www.im/www.imago-images.de, Jan Huebner/Hufnagel via www.ima, Peter Schatz/augenklick/GES, Moritz Müller/augenklick/firo / pool / Morit, Karl-Josef Hildenbrand/dpa, osnapix / Hirnschal via www.imag, Eibner Pressefoto / Daniel Lakom, Poolfoto via www.imago-images.de/www.imago-images.de; Gettyimages.ru/Christof Koepsel; dfl.de

Категории
Новости
Нет комментариев

Комментировать статью

*

*

Новости

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ