Самые лютые обряды посвящения новичков. Многие ли из нынешних игроков смогли бы вынести их?

Чтобы немного отвлечься от новостей о пандемии. Бекхэм и Невилл пережили на посвящении то, о чем не хотят даже вспоминать. В современном футболе обряды посвящения новичков обычно заканчиваются на...
Винни Джонс
Чтобы немного отвлечься от новостей о пандемии.
Бекхэм и Невилл пережили на посвящении то, о чем не хотят даже вспоминать.

В современном футболе обряды посвящения новичков обычно заканчиваются на том, что футболист поет или танцует перед всей командой. Раньше все было гораздо жестче. Правда, курьезы иногда возникали и с пением.

Выгнали, потому что отказался петь

В 2016 году «Портсмут» прервал аренду 23-летнего Конора Уилкинсона из-за того, что тот отказался петь. «Я не хотел петь. Провел в клубе только день и чувствовал себя не в своей тарелке, – признался Конор в 2018-м. – Сказал тренеру, что я с удовольствием заплачу штраф или сделаю что-нибудь другое, только бы не петь. Было неловко перед 20 парнями. Я бы не возражал, если провел в команде хотя бы несколько дней, но он захотел, чтобы я спел, а мне было очень неудобно. Я не захотел этого делать, и тренер отправил меня обратно».

По меркам олдскульных футболистов и тренеров – петь совсем не страшно. «Старые ритуалы ушли в прошлое, – говорит Сэм Эллардайс. – Они могут быть немного травмирующими, особенно для молодых игроков. Раньше парни терпели. К примеру, когда они выходили из душа, то часто находили одежду на крыше трибуны. Сегодня такого не происходит».

Бекхэм и Невилл пережили на посвящении то, о чем не хотят даже вспоминать

Сейчас сложно представить, но молодого Дэвида Бекхэма на обряде посвящения в молодежку «Юнайтед» заставили мастурбировать на постер с одним из футболистов «МЮ».

«Мне пришлось смотреть на календарь с Клейтоном Блэкмором и делать определенные вещи, не отрывая от него взгляда. У каждого в молодежной команде был обряд посвящения, но этот был один из самых неприятных, – рассказывал Бекс в 2013-м. – Мне неловко, когда я говорю об этом на камеру, не говоря уже о том, что было тогда. Но это то, через что нам всем пришлось пройти. Я не хотел бы пережить это снова!»

Гари Невилл писал в автобиографии о похожем опыте. «Заниматься любовью с Клейтоном Блэкмором было хуже всего. Очевидно, не с настоящим Клейтоном Блэкмором. Он сидел в раздевалке, смеялся, как и все остальные. Нет, это была фотография нашего защитника в натуральную величину, которую прикрепили к столу для процедур. Когда играла музыка Барри Уайта, мне или любому неудачнику, которого выбрали, приходилось танцевать за столом и делать вид, что я занимаюсь этим с правым защитником Уэльса. Я не могу сказать вам, как это мучительно для 16-летнего парня перед аудиторией его героев, таких как Марк Хьюз и Брайан Робсон».

Невилл также добавил, что тот, кто отказывался – получал ударом по голове мячом, завернутым в полотенце.

Экс-защитник сборной Англии 80-х Кенни Сэнсом рассказывал об обряде, с которым столкнулся в своем первом клубе – «Кристал Пэлас». «Питер Тэйлор нашептывал мне «Я люблю тебя», а еще слал воздушные поцелуи», – вспоминал Сэнсом. Когда 17-летний футболист, наконец, скрылся в своей комнате, то увидел, что сосед  Дэйв Суиндлхерст сдвинул кровати вместе.

В случае с Гердом Мюллером разговоров не было вообще. Когда форвард приехал в «Баварию», он очень удивился, что с ним никто не говорит. «Я словно был невидимым», – вспоминал Мюллер. Игнор продлился две недели. Когда по истечении этого срока Мюллер зашел в раздевалку, раздались громкие аплодисменты. Так партнеры поздравили футболиста с прохождением обряда посвящения.

В «Уимблдоне» сжигали и портили одежду, спускали шины, бросали новичков в канал

Веселые обряды посвящения – это то, что очень любила «банда психов» из сумасшедшего «Уимблдона». Доставалось даже тренерам. Когда в 1999-м норвежец Эгиль Ульсен возглавил команду, то получил по полной программе – его одежду сожгли, шины на машине спустили, а в сапоги добавили пену для бритья.

Форвард Джон Хартсон тоже испытал на себе особую атмосферу команды. «В мой первый день в «Уимблдоне» я решил прийти в красивой и опрятной одежде, в костюме от Armani, – рассказывал Хартсон. – Мы возвращались с тренировки, когда я увидел в окне огонь. Я подумал: «Боже, раздевалка горит!» Но не было никакой пожарной тревоги, казалось, все смеялись. Когда я подошел ближе к раздевалке, то увидел, что это был мой костюм, который они сожгли. Я просто не мог поверить. Конечно, это была вся одежда, которая была со мной, поэтому на пресс-конференцию я надел тренировочные шорты «Уимблдона».

Я не знаю, кто это сделал. Думаю, что никогда не узнаю. Это были методы «Уимблдона» – то, что происходило в раздевалке, там и оставалось. Это было не то место, в котором можно злиться, выяснять отношения. Каждый раз, когда появлялись новички, я был одним из первых, кто участвовал в посвящении. Я не мог дождаться следующего подписания, чтобы получить удовольствие. В «Уимблдоне» я ощутил лучший командный дух, который у меня был в карьере».

Форвард Дин Холдсворт говорил, что ему повезло подписать контракт на неделю раньше, чем Винни Джонс вернулся в «Уимблдон». «Он не знал, что я новичок, поэтому мне не пришлось проходить обряд посвящения», – вспоминал Холдстворт о главном сумасшедшем в «банде психов». – Были времена, когда молодые игроки впервые приходили на тренировки, обязательно в лучшем костюме. Но домой возвращались с одной штаниной, без одного ботинка или рукава».

Холдсворт также рассказывал, что новичков бросали в канал. Правда, перед этим нужно было все-таки убедится, что они умеют плавать. «Сумасшедшая банда, спровоцированная Сэмом Хаммамом [владельцем клуба]  и управляемая Винни Джонсом, Джоном Фашану и Деннисом Уайзом, создала невероятный командный дух, подобного которому никогда не видели раньше или с тех пор в британском футболе, – вспоминал Холдсворт. – Атмосфера была уникальной. И оглядываясь назад, возможно, немного жестокой».

 

sports.ru

Категории
Новости
Нет комментариев

Комментировать статью

*

*

Новости

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ