Ключевые явления и тектонические сдвиги в футболе в десятых годах. Часть III

О том, что изменило самую популярную игры планеты (продолжение — часть I, часть II). Громадное влияние соцсетей на футбол: игроки-мемы с искаженным наследием, аналитический бум, нефильтрованные высказывания Летом 2010...

О том, что изменило самую популярную игры планеты (продолжение — часть I, часть II).

Громадное влияние соцсетей на футбол: игроки-мемы с искаженным наследием, аналитический бум, нефильтрованные высказывания

Летом 2010 года Джоуи Бартон справедливо решил, что заламывать руки соперникам в каждом матче – это, конечно, неплохо, но хорошо бы найти еще какой-нибудь способ попадать в новостные программы. Решение было простым: Бартон достал из штанов телефон, зарегистрировался в твиттере и почти сразу стал самым заметным игроком АПЛ в интернете – человеком, который публично фехтовал с Бенаюном из-за израильско-палестинского конфликта и набрасывался на Маргарет Тетчер через пару дней после ее смерти («То, что она сделала с рабочим классом, никогда не забудется. Многих она толкнула вниз и похоронила в дыре!»). Наследие Джоуи по-прежнему остается сомнительным – но по крайней мере благодаря твиттеру оно в принципе есть.

В начале 2010-х соцсети впервые позволили нам увидеть спортсменов с другой стороны – и неожиданно выяснилось, что Питеру Краучу хоть сегодня можно записываться в стендап, у Эктора Беллерина есть мнение о политике, моде и экологии, Гари Линекер отыгрывает сюжеты острее, чем большинство журналистов. Прямой доступ к фанатам и возможность в любой момент высказать мнение по любому вопросу заставили нас изменить отношение к куче игроков – но что еще интереснее, иногда наше восприятие футболистов менялось вообще без их прямого участия.

Андреа Пирло раздавал гениальные передачи и в «Милане», и в «Юве», и в сборной Италии, но первые маркетинговые успехи (четкий образ, бешеная волна популярности) пришли к нему, только когда в игру вступил интернет. Из великого, но не слишком медийного футболиста Пирло внезапно превратился еще и в имиджевую икону – супергероя из мемов, стилягу с бокалом вина, брутального, эталонного итальянца. А теперь отмотайте время назад и прикиньте, сколько рекламных роликов понадобилось для похожего трюка Дэвиду Бекхэму. Андреа просто отправлял мяч в штрафную; мем-культура – и парочка стильных фотографий в фейсбуке – сделали все за него.

Еще более забавная история произошла со Златаном Ибрагимовичем. Дерзкие фразочки и не-шути-со-мной имидж были при нем еще в «Мальме», но тот Златан, которого мы знаем сегодня, родился только после трансфера в «ПСЖ», совпавшего с пиком развития интернет-культуры. Типичные шуточки Ибры поначалу проникли в мемы, затем слились в целый образ, превратив его в футбольную версию Чака Норриса, а ближе к концу карьеры стали настолько гигантской частью его наследия, что мы просто перестали видеть границу между реальным игроком и затянувшимся дурачеством в интернете. При этом, в отличие от Пирло, Златан не остался от игры в стороне: в какой-то момент он настолько проникся придуманным фанатами образом, что сделал его своим – и до сих пор эксплуатирует и в рекламе, и в интервью, и при строительстве личного бренда.

Летом 2014-го безумный разгром Бразилии на ЧМ стал самым обсуждаемым событием в истории твиттера – 36,5 млн твитов прямо по ходу игры – и, пожалуй, лучше всего зафиксировал еще один эффект соцсетей на футбол: вместо того, чтобы добавить игре глубины, второй экран (соцсети, лайвскор, мессенджеры и статистика) чуть ли не целиком вытеснил первый. Конечно, люди отвлекались от матчей и раньше – ну, скажем, когда заказывали что-нибудь в баре или отвечали на телефонный звонок – но никогда еще они не делали это НАСТОЛЬКО часто, чтобы вообще с трудом улавливать ход игры. При этом на помощь хайлайт-поколению тоже пришел веб 2.0: StatsBomb, Майкл Кокс, Майк Эл Гудман и прочие аналитики-энтузиасты раскрутились именно в твиттере – и там же рассказали нам об xG, контрпрессинге и ложных фулбеках, что сразу подбросило разговор о футболе на новый уровень.

Аналитический бум помог не только фанатам и журналистам. В период с 2001 по 2012 год Филипп Лам, один из лучших защитников мира и удивительно стабильный игрок, ни разу не попадал в команду года FIFPro World11 – пожалуй, самую необъективную символическую сборную в футболе, которая ориентируются исключительно на популярность игроков (лучший пример: в этом году в команду попали Марсело, Рамос и Модрич – и не попали ни Энди Робертсон, ни Трент Александр-Арнольд, ни Рахим Стерлинг). Проблема Лама заключалась не в том, что он играл хуже других; немец просто был недостаточно ярким персонажем – и поэтому регулярно пролетал мимо любых рейтингов, так и оставаясь почетным членом клуба под названием Отличные Футболисты, О Которых Все Вечно Забывают.

Признание догнало Филиппа, когда ему было уже за тридцать. После переезда в Мюнхен Гвардиола обнаружил, что у Лама есть все качества для игры в центре полузащиты, и провернул один из самых потрясных тактических трюков десятилетия. О новой позиции немца (и его блестящей игре) тут же заговорили интернет-аналитики, которые расхваливали его после каждого матча и всеми способами подсвечивали запредельный футбольный IQ, – и популярность Филиппа моментально поползла вверх. В 2017-м Лам ушел из футбола в статусе одного из умнейших игроков поколения, хотя еще недавно мы вспоминали о нем в лучшем случае трижды в год.

Конечно, интернет не всегда приходил футболистам на помощь. В 2006-м Дмитрию Аленичеву пришлось лично топать в редакцию «Спорт-Экспресса», чтобы уничтожить Александра Старкова и прикончить карьеру одним интервью; сегодня пройти путь от идиотской идеи до ее воплощения можно всего за несколько кликов. Интервью крупной газете? Что ж, по крайней мере, у Аленичева была как минимум пара дней – ну, чтобы как следует пораскинуть мозгами и решить, что именно он хочет сказать. У Бернарду Силвы этого времени не было – и пара необязательных кликов (в ноябре Бернарду твитнул картинку шоколадного человечка и сравнил его с Бенджамином Менди) не только столкнули его в расисткий скандал, но и привели к реальной дисквалификации.

Впрочем, по сравнению с другими игроками Силва еще легко отделался – к счастью, критических постов о его тренере так немного, что случайно лайкнуть их в инстаграме пока в принципе невозможно.

Продолжение следует.

Фото: Gettyimages.ru/Shaun Botterill, Michael Regan, Ryan Pierse, Dennis Grombkowski/Bongarts, Lintao Zhang, Alexander Hassenstein/Bongarts, Stu Forster, Marc Atkins, Laurence Griffiths, Philipp Schmidli; globallookpress.com/Panoramic/ZUMAPRESS.com; instagram.com/andreapirlo21REUTERS/Alberto Lingria

sports.ru

Категории
Новости
Нет комментариев

Комментировать статью

*

*

Новости

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ