Каждый болельщик желает знать-2. Ассистент Фонсеки раскрыл тактические секреты «Шахтера»

«Правда. Футбол» продолжает знакомить вас с любопытными фактами и кухней топ-клубов Европы. Ранее мы публиковали статью, посвященную выходу документального фильма об «Манчестер Сити», в котором с неожиданной стороны представлен Хосеп Гвардиола, поглубже...

«Правда. Футбол» продолжает знакомить вас с любопытными фактами и кухней топ-клубов Европы. Ранее мы публиковали статью, посвященную выходу документального фильма об «Манчестер Сити», в котором с неожиданной стороны представлен Хосеп Гвардиола, поглубже узнали президента «Ювентуса» Андреа Аньелли, который в кратчайшие сроки вернул клубу былое величие, рассказали о  принципах, исповедуемых немецким «Шальке», в котором выступает наш соотечественник Евгений Коноплянка, поведали о суевериях тренера «Челси» Мурицио Сарри, познакомили с самым молодым президентом клуба из ТОП-5 лиг — 26-летним главой «Интера» Стивене Чжанеповедали о планах покупки«Манчестер Юнайтед» саудовским триллионером и не очень хорошо известных деталях карьеры наставника Ливерпуля Юргена Клоппа и еще одного из лучших тренеров современности — Рафаэля Бенитеса.

Сегодня вашему вниманию  — интервью «Спортарене» ассистента Паулу Фонсеки – Тьягу Леала – об особенностях таткики «Шахтера» и нюансах аналитической подготовки к матчам чемпионата Украины и еврокубков.

– Опишите пошагово процедуру разбора соперника.

– У нашей команды выработанная, неменяющаяся модель игры. С Фонсекой мы работали в Пасуш де Феррейре, Браге, Шахтере – это три совершенно разные команды, но у них есть общая составляющая. Все они играли (а Шахтер играет) очень похоже. Это не связано с тактической схемой, это связано с идеей, моделью, принципами и динамикой игры. Это очень важно для нас. И это 80% нашей работы.

Оставшиеся 20% – анализ соперника. Нам нужно понимать две детали: где соперник может создать проблемы и где он может быть хрупок. Поэтому, анализируя соперника, понимаем, где должны быть с ним осторожны, а где можем воспользоваться его слабостью.

Абсолютно всех соперников анализируем одинаково, будь это первое или последнее место в любой лиге. Всегда просматриваем 4-5 игр, делаем по ним короткие видео, которые чаще всего длятся по 10-15 минут.

Затем все это приносим на тренировку. Дня за три до игры уже начинаем говорить с игроками, отрабатываем упражнения, построенные и спланированные согласно тому, как действует соперник. Просто показать недостаточно – необходимо показать, обосновать и отработать, чтобы идеи действительно попали в голову подопечным, чтобы, когда начнется игра, они уже знали, что делать.

– Какие именно матчи соперника смотрите?

 

– Многие говорят, что посмотрели последние 3-5 матчей – мы так не поступаем. Всегда очень придирчиво выбираю матчи по разным критериям, потому что нужно найти ту информацию, которая будет полезной.

Например, подготовка к Айнтрахту. В Германии много команд, которые играют в 3 центральных защитника, 5-3-2 или 5-4-1. Эти игры нам неинтересны, это отличающаяся тактическая схема, провоцирующая совершенно другие проблемы в игре – она не предоставит нам никакой информации.

Посмотрел матчи против Баварии, Боруссии Д, Вердера. Смотрю Баварию и Боруссию Д и вижу команды, которые хотят владеть мячом, проявлять инициативу, заставляют Айнтрахт играть на своей половине поля, у своей штрафной. Мы хотим того же.

– Сколько часов уходит на просмотр этих матчей? Трудно поверить, что на соперников по Украине и еврокубкам временные затраты одинаковые.

– Конечно, время отличается. Например, Манчестер Сити, Наполи, Лион или Хоффенхайм – это гранды с топовыми игроками. У этих команд больше футбола, больше вещей, которые нужно изучить.

После просмотра матча Манчестер Сити, возможно, у меня будет 20 минут нарезанных видео. Затем посмотрю кого-то из низов украинского чемпионата, не наберется и 10 минут.

– Статистику используете?

– Есть два способа анализа игры: количественный и качественный. Для нас самый главный – качественный, ему уделяется наибольшее внимание. Смотрим игру и анализируем, что было сделано правильно, а что нет. Говорим игрокам, что была допущена ошибка, что нужно было сделать в этой ситуации, и отрабатываем этот момент.

Конечно, на некоторые цифры тоже смотрим. Некоторые индикаторы для нас важны, например: контроль мяча в процентном соотношении, количество точных и неточных передач, ведь чем чаще мы теряем мяч, тем чаще приходится обороняться. Смотрим на показатели дуэлей 1 в 1 как в атаке, так и в обороне. В частности, в этом сезоне Лиги чемпионов наша команда больше дуэлей (разных типов, и внизу, и вверху) проигрывала, чем выигрывала.

После просмотра видео смотрим на интересующие нас цифры, приходим к определенному итогу и приносим всю информацию игрокам.

– Шахтер часто играет по два раза в неделю. Приходится анализировать соперников параллельно?

– Играем в воскресенье – за неделю до у меня уже готов анализ по сопернику. В следующую среду играем в Лиге чемпионов – за неделю до анализ готов. То есть часто одновременно анализирую игры Лиги чемпионов и чемпионата.

У грандов есть департаменты для этого. Например, в Бенфике работает 4 аналитика, это целый департамент, а также ассистент тренера, как я, который координирует этот департамент. Ему передают информацию, он смотрит, корректирует и предоставляет уже окончательное видео тренерскому штабу.

Читайте также: Каждый болельщик желает знать. Асистент Шевченко раскрыл тактические секреты сборной

– Рассмотрим конкретные примеры по подготовке к соперникам. Как зародилась идея смены тактической расстановки на ответный матч с Хоффенхаймом?

– Анализ. Это был первый раз, когда мы так играли. И связано это было с двумя моментами.

Во-первых, наша команда. Проигрыш дуэлей, о чем мы уже говорили, – посчитали, что игра в пять защитников с тремя центральными позволила бы нам стать сильнее в центре поля. Единоборства, скидки, подборы – уделили большое внимание центру.

Во-вторых, немного подстроились под соперника. В первом матче очень часто пятеро игроков Хоффенхайма забегало в нашу линию обороны одновременно. Приняли решение, что сначала нужно добиться стабильности в защите, чтобы затем развивать уже свою игру.

Но в большинстве случаев стратегические изменения не меняют систему. В большинстве игр, особенно самых сложных, мы можем прибегнуть к некоторым изменениям: то, как мы прессингуем, разыгрываем, сколько человек располагается по одну или другую сторону мяча. Но это не изменения системы игры. Это всего лишь позиционирование игроков.

– Первый матч против Хоффенхайма. Тогда у немцев был переполненный лазарет защитников. С какими трудностями столкнулись при анализе? Пришлось смотреть больше матчей, окунуться в резерв команды?

– Топовые команды не меняют свою игру в зависимости от того, есть определенный футболист или нет. Возьмем Шахтер. Кучер, Срна, Фред, Бернард, Феррейра – пятеро игроков, полкоманды, они уже все ушли. Шахтер сегодня? Старается играть так же, хоть и без них.

Анализируем Хоффенхайм: футболисты меняются, игра – нет. Единственное, изменяются маленькие детали. Он правша, левша, чаще ведет мяч в середину, у него более качественный пас, короткий или длинный – все это изменяет маленькие детали. Но ДНК в топовых командах остается прежним.

Честно говоря, не сильно помню ситуацию с травмированными Хоффенхайма, с тех пор уже столько матчей прошло. Но их замены не поменяли ничего в игре, потому что они всегда играют точно так же.

– Проигранный матч чемпионата Динамо прошлой весной. Шепелев вышел на позиции атакующего центрхава, с него начинался прессинг динамовцев. Для Шахтера, судя по игре, это была огромная неожиданность, Хочолава в итоге «ассистировал» Владимиру. Рассматривали ли вообще такой вариант с использованием Шепелева?

– Шепелев не прессингует больше, чем Буяльский или Гармаш, Динамо всегда играет одинаково против нас. Всегда. С того момента, как я сюда пришел, в играх Шахтера и Динамо происходит одно и то же: Динамо выжидает, что мы совершим какую-то ошибку, которой они могут воспользоваться. Что самое интересное, так и происходит, причем очень часто. Говорили об этом с подопечными: мы играем больше, у нас больше моментов, у нас больше времени держится мяч, но мы проигрываем из-за ошибок.

Все ошибаются. Особенно такие команды, как мы, Манчестер Сити, Барселона, которые хотят владеть мячом, которые выходят на поле и говорят, что будут играть первым номером в этом спектакле. Мы всегда ставим себя под риск ошибиться, потому что находимся с мячом. Если не хочешь допускать ошибок: выбил мяч куда подальше, и все!

– Матчи Шахтера вы смотрите с трибун. Что конспектируете, и дает ли Фонсека предварительные указания, на что стоит обратить внимание?

– Понятно, что сверху лучше видишь пространство, действия. В течение игры я комментирую Нуну Кампушу [ассистенту Паулу Фонсеки] аспекты, которые связаны либо с нашей командой, либо с соперником. Нуну потом доносит это до Паулу.

Обратный процесс тоже происходит моментально. Иногда Нуну может спросить мое мнение, например, не слишком ли глубоко садится опорник, недостаточно ли поджимает линия обороны. Коммуникация с Нуну и Паулу постоянная, до игры, во время нее и после.

– Карлес Планшар, ассистент Пепа Гвардиолы, в перерыве каждого матча Баварии показывал тренеру видеонарезки по каким-то действиям. Вы делаете то же самое?

– Да, тренеру и игрокам. Иногда подзываем подопечного, указываем ему на ошибку, зону, которую он не закрыл, или говорим ребятам, что они слишком глубоко расположены, нужно выйти на столько-то метров вперед, что есть очень много пространства между линиями, которые нужно заполнить.

Очень часто используем видео. Видео – это фундаментальный инструмент абсолютно во всем, не только в футболе. Одно дело просто сказать игроку о зоне, в которой он должен находиться, а другое – показать ему ее.

– У вас цейтнот времени. Как успеваете подготовить видео?

– У меня есть человек, который находится в Португалии. Он смотрит трансляцию матча. Когда происходит то, что, как он думает, может меня заинтересовать, он сразу это обрезает и отправляет мне. Сразу по окончании тайма у меня все это есть.

В Браге я сидел по центру на трибуне, справа находился человек с камерой, а слева человек с компьютером. Как только что-то происходило важное, я говорил обрезать тот или иной момент. За 5 минут до конца первого тайма информация переносилась на флешку, дальше я спускался вниз, подключал ее к компьютеру – видео готово.

– Бывали ли случаи, когда кто-то из посторонних отвлекал на трибуне?

– В Украине такого не помню. В Португалии же был один эпизод. «Иди отсюда, заткнись! Иди вниз, на поле!» – попались такие болельщики. Я же связываюсь с коллегой, а люди рядом все это слышат, видят. Но ничего страшного – ты делаешь свою работу.

– У Шахтера в атаке проблемы по закрытию дальней штанги при прострелах. Почему не получается достичь прогресса?

– В украинском чемпионате мы играем с соперниками, которые противостоят нам всем составом в 30-ти метрах от своих ворот. 11 игроков соперника плюс 10 наших, только Пятов остается позади, на острове.

В итоге ног очень много, а площадка очень маленькая. Мы находимся лицом к чужим воротам, а там стена. Нужно постараться пройти сквозь стольких человек в зону семи метров. Поэтому тот факт, что иногда мы не можем добиться желаемого, связан с тем, что игрокам сложно найти свободную зону, просто развернуться и ударить по воротам.

Больше всего мы бы хотели, чтобы соперники оставляли одного-двоих игроков впереди для выхода в атаку, тогда бы наш фланговый защитник сужался на случай потери мяча. Главное, у нас было бы больше пространства для собственного наступления, ведь у соперника было бы меньше игроков в защите.

 

Категории
Новости
Нет комментариев

Комментировать статью

*

*

Новости

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ