Руслан Ротань — о карьерном закулисье, президентских выборах и предстоящей работе

Легендарный полузащитник «Днепра» Руслан Ротань проработал в качестве тренера на клубном уровне совсем немного. Тем не менее, это не помешало ему относительно недавно возглавить молодежную сборную Украины. Нашему коллеге...

Легендарный полузащитник «Днепра» Руслан Ротань проработал в качестве тренера на клубном уровне совсем немного. Тем не менее, это не помешало ему относительно недавно возглавить молодежную сборную Украины. Нашему коллеге Дмитрию Поворознюку удалось довольно откровенно пообщаться с ним на разные темы. Получилось интересно и познавательно.

— Недавно Игорь Цыганык рассказал, что вы ему звонили после матча «Заря» – «Днепр» и просили не ставить сюжет в эфир о той скандальной ситуации с судьями. Тот сюжет делал я…

– Вы делаете свою работу, я делаю свою. Я считаю, что не виноват в том эпизоде. Да, там есть кадры, которые повлияли на мою дисквалификацию, но вы молодцы, показали себя со своей стороны. С моей стороны нет никаких претензий, это нормально. Просто были эмоциональные переживания насчет дисквалификации, хотя я до сих пор считаю, что там больше нужно было разбираться не с футболистами, а с судьями. Но у нас судьи в другом ракурсе.

— Программу «Профутбол» обвиняли в симпатиях к «Днепру» и «Динамо». Та ситуация показала, что это не так. 

– Мы часто не понимали, почему на белое нужно говорить наоборот. И даже злились – нужно говорить обо всех этих моментах, о судействе. Это и вам упрек где-то, вы должны были про это говорить, а мы наоборот злились – вроде один владелец, а он на это закрывает глаза, хотя это неправильно.

— Все называют Коломойского очень умным стратегом, гроссмейстером, одним из кардиналов, который много чем управляет. С другой стороны, «Днепр» – банкрот, многие трансферы не состоялось только потому, что не могли дозвониться до него, ведь он принимал все решения. 

– Всем много чего непонятно было. Я думаю, он знал, что делает и чего хочет. То, что он боролся и не давал денег судьям – большой плюс, мы его в этом только поддерживали.

— Вы написали в своей книге, что когда-то Коломойский пришел со своими бизнес-партнерами играть с футболистами «Днепра» 11 на 8. Там была какая-то огромная сумма – миллион долларов… Как играет Игорь Коломойский, на какой позиции и как он вообще смотрится на поле?

— Это были люди из группы «Привата», бизнесмены?  

– Да.

— И им дали трех футболистов?

– Нет, их было 10, и одного вратаря только взяли. Лаштувку.  Не знаю, скидывался ли он тоже на миллион.

— Вы следите вообще за политикой и тем, что происходит в стране? 

– Стараюсь даже не смотреть. Мне не хочется сейчас следить за политикой. Как насмотришься эти новости… Нагоняют негатив. Я слежу за футболом, стараюсь помогать детям, заниматься благотворительностью. А политику решил отбрасывать, оно только мешает.

— Остается меньше трех месяцев до президентских выборов. Думаете ли вы над тем, кто может привести Украину к каким-то изменениям? 

– Вообще не думаю. Я, как законопослушный гражданин Украины, пойду и проголосую за того, кто мне больше будет импонировать. Я сейчас даже не знаю, кто там будет. Посмотрим.

– Как относитесь к тому, что Владимир Зеленский подал свою кандидатуру? 

– Если человек захотел и видит себя, то пожалуйста, почему бы и нет. Имидж у него хороший.

– Вы пересекались с Зеленским?

– Ребята из «Квартала» приезжали к нам на матч, болели за нас. Поздоровались, но чтобы сидеть и общаться – не было такого.

«В «Днепре» никто не знал, что у меня заканчивается контракт»

— У вас было приглашение из МЛС. Но вы сказали, что вам не очень интересно продолжать карьеру, потому что можете играть на более высоком уровне? Было бы интересно поехать в США? 

– Конечно. Не скажу, что я потом разочаровался, но подумал, что нужно было уезжать. Это как раз было после Лиги Европы с «Днепром», я тогда думал, что у «Днепра» другое будущее и хотел себя полностью посвятить «Днепру», пойти дальше, передавать свой опыт.

— А какой город в США? 

– Чикаго. Если бы сегодня у меня было это предложение, я с удовольствием бы поехал.

— Самое смешное предложение от клуба, которое у вас было?

– Года два назад мне в фейсбуке написали: «Добрый вечер, я президент клуба такого-то в Черкасской области, вы не хотите за нас поиграть?» Я поставил смайлик. Он писал, что меня там так любят…

— Вы часто подписывали или продлевали контракты. Самое сложное продление контракты и самое быстрое?

– Когда Рамос ушел, все продления были такими тяжелыми. Оно понятно, мне было уже за 30, все переживали.

— Главные вопросы были в сумме зарплаты или на сколько лет продлевать? 

– Были и в сумме, были и просто в каких-то непонятках. Была уникальная ситуация, когда у меня просто закончился контракт – как раз когда Рамос ушел.

Оказывается, никто не знал, что у меня заканчивается контракт. Как такое может быть – не знаю. Я тогда просто сел в самолет и улетел. Спрашивают: ты куда? Так контракт же закончился, я туда. Да нет, давай назад.

— Генеральный директор того «Днепра» Андрей Стеценко пропал на два года. Слышали, где он, чем занимается?

– Он так и остается гендиректором «Днепра».

— Реальной власти в «Днепре» у него никогда не было? 

– Конечно. Все понимают, что один человек все решал.

— То есть, Стеценко был просто как передатчик информации? 

– Можно и так сказать. Был такой период с 2011-го по 2015 годы, когда Андрей Русол доносил туда и правильно рассказывал. Не считая задержек зарплаты, но они хоть как-то выплачивались первое время, клуб правильно развивался.

Было видно, что человек правильно подсказывает и ведет диалог с президентом.

— Недавно брали интервью у Дмитрия Михайленко. Что думаете о нем?

– Считаю, что это один из лучших специалистов в Украине. У меня были предложения из Израиля, но я тогда понял, чтобы держать себя в форме, лучше буду тренироваться у Димы Михайленко.

«Если Селя забьет до 15-й минуты, его уже можно менять»

— Что страшнее: когда под тебя подкатывается Федецкий, или когда на тебя упадет Пико? 

– И то, и другое. Федя «трішки в ногу, трішки в мяч» играл. Но Пико, кстати, потрясающий футболист и человек. Когда он приехал и были финансовые проблемы, многие говорили «нафиг нам это надо»? А Пико – молодец, красавчик, вышел и говорит: «Ребята, я сначала подумал, зачем оно мне надо, если здесь не платят, но я посмотрел на коллектив и готов бесплатно у вас играть. Лишь бы быть с вами». Такой компанейский парень, так быстро его приняли в команде. Просто красавчик.

Мастерства у него очень много, но, наверное, за собой не очень следил, любил покушать майонез, курочку …

— Рыкун и Назаренко – два гениальных плеймейкера. Что можете о них сказать? 

–  Самое положительное. Это два супер-футболиста. Приятно было с ними играть, два головастых. С большим уважением всегда к таким футболистам отношусь. Затылком видят поле, могут такую конфетку отдать, от этого футбол и красив.

— Рыкун – наш Гаскойн? 

– Можно и так сказать, да. С его мастерством и видением поля… Не припомню, есть ли такие футболисты еще у нас. Но уже и позиции такой нет, наверное.

— Рыкун никогда не работал в защите, много не бегал, но гениальное видение, передачи. Нужны такие футболисты в команде или все равно они должны подстроиться под систему, когда команда вся двигается?

– Если это условный Месси и он делает результат, кто же откажется от такого футболиста? Все зависит от того, какой он результат дает. Можно поменять команду под такого футболиста, что и делал Евгений Мефодьевич Кучеревский, когда имел Рыкуна, Венглинского у себя. Если, например, Назик и в обороне отрабатывал хорошо, то Рыкуну было позволено все. Команда знала, что мы должны больше бегать, больше двигаться, чтобы ребята там разобрались.

— Вам повезло поиграть с двумя уникальными футболистами – Селезневым и Милевским. Кто из них более и необычный как человек?

– Они два неординарных человека. С Темой я не так близко общаюсь, а с Селезневым близко. Женю, наверное, все любят и все не любят. Но его действительно интересно слушать. Я на него в инстаграме подписан, смотрю – грушу месит, я ему написал, он мне ответил, мы посмеялись. У них такой имидж.

— Хуанде Рамос как-то сказал: «Таких футболистов, как Селезнев, я не встречал. С ним постоянно надо было разговаривать. Понимаешь, что он не подходит на матч, но если его не поставишь – обидится. Говоришь: «Женя, на этот матч не поставлю потому, что следующий намного важнее. Надо, чтобы ты был полон сил». Каждый матч для меня – это были индивидуальные разговоры с Селезневым». 

– Это чистая правда. Мирон Богданович нашел к нему такой же подход. Даже сам он рассказывал, что самое тяжелое – объяснить Селезневу, что он сегодня не играет.

— Какую-то можете рассказать историю про Селезнева или Милевского? 

– С Селей у нас на поле всегда перепалки случались. Когда он забивал, он сразу руки в боки, начинал руководить – ты не туда бежишь, ты не туда. И на этом фоне у нас возникали конфликты. Судья говорил: «Не понял, я думал вы из разных команд, что вы тут друг на друга, сейчас обоих выгоню».

— На сколько минут выпадает Селезнев после забитого гола? 

– Самая большая проблема – если Селя забьет до 15-й минуты, его уже можно менять. Поэтому я радовался, когда он забивал под конец тайма или во втором тайме, потому что до этого он будет работать на полную катушку. Он такой человек, машина-гол. Знает, что ему нужно забить. Он получит тот адреналин, если забьет. Сумбур, суматоха, наступит, переступит, обыграет, но забьет.

— Перед тем, как взять «Олимпик», Вячеслав Шевчук был экспертом на канале «Футбол 1» и сказал, что Ротань, Бойко и Гармаш ослабили «Динамо». Обсуждали с ним потом эти слова?

– Мы общались на эту тему. Нормально, что он говорит то, что видит. На него я никак не должен обижаться. Он позвонил потом и сказал, что наговорил лишнего. Я его и до этого уважал, и после этого уважаю. Ничего страшного.

— С кем-то консультировались, когда заканчивали карьеру футболиста и переходили на тренерство? 

– Жена все никак не хотела принимать, что я заканчиваю карьеру. «Давай, поиграй еще, пожалуйста», – упрашивала меня. С папой как раз много времени проводили, он спрашивал, кем я себя вижу. Я ответил, что только в футболе, тренером. Он сказал: «Доказывай, потом поймешь, нужно оно тебе или нет».

«Бегает белобрысенький в экипировке «Шахтера», тренируется сам, набивает, финты какие-то. Я спросил, кто это?»

— Когда Шевченко стал тренером сборной, всем нравилась игра, но не было результата. С ним продлили контракт, и появился результат, в него поверили. У Александра Головко не было игрового результата, но с его молодежки многие попали в национальную сборную. Но ФФУ посчитала, что этого недостаточно и с ним не продлили контракт. В двух случаях ФФУ принимает разные решения. Перед вами как ставили задачи: главное – результат или воспитывать футболистов и качество игры?

– Это совокупность, и я это прекрасно понимаю. Должен быть и результат, и игра, и воспитывать футболистов нужно. Когда мы общались с Андреем Николаевичем, он говорил, что хочет, чтобы была одна структура, чтобы к нему приходил футболист уже понимающий, что от него требуется. Это я поддерживаю полностью.

– Проблема в том, что сборная играет у нас условно 4-3-3, а в молодежной сборной не всегда есть футболисты под эту схему. 

– Нужно просто не бояться. Менять футболистам позиции, если нужно. Конечная идея и цель – не сиюминутный результат, чтобы молодежная сборная выиграла, а чтобы этот футболист показал результат в национальной сборной.

– То есть, молодежная сборная будет играть так же, как и национальная сборная?

– Мы будем к этому стремиться.

— Кто будет с вами работать? 

– Помощниками остаются Саша Мелащенко и Вася Кардаш. Со мной придет помогать Леша Чистяков и Евгений Гресь, как аналитик. И сейчас с Виталиком Ревой мы ведем переговоры, хочу, чтобы он работал с вратарями.

— Кто из них ваши кандидатуры?

– Все.

— Самый талантливый молодой футболист, с которым вы работали? 

– Такой талант, как у Жени Коноплянки, приходит в голову сразу. Когда я первый раз его увидел, я еще был в «Динамо» и меня поставили левого защитника играть. Женя тогда вышел на замну, пару раз финтанул, я думаю, что это за молодой такой, позвоночник мне покрутил. Когда вернулся в «Днепр» я убедился, что действительно мастеровитый.

— Из-за чего многие классные молодые футболисты из «Днепра» не заиграли? Говорили о Бохашвили, Вакулко, Баланюке  Близниченко. 

– Есть разные причины. Они – классные футболисты. Может, уже думали, что переросли «Днепр», может, лучше предложения поступили.

Такая история. Мы занимались с «Олимпиком» в Счастливом, когда выпал снег и негде было тренироваться. Я смотрю – бегает белобрысенький мальчишка в экипировке «Шахтера», тренируется сам, набивает, обводит, финты какие-то. Я спросил, кто это? А это был Мудрик, тогда еще из дубля, а через две недели он уже в основе на Кубок Украины. Красавец. Меня тронул этот эпизод, что футболист сам занимается, хочет, работает. Сейчас мало таких: пришел, потренировался, наушники, татуировка – и пошел.

«Селя сказал про книгу: «Нормально». Это уже, считай, похвала»

— Что из закулисья матчей «Днепр» – «Металлист» вспоминаете?

– Играли в Днепре, «Металлист» нам забивает, мы начинаем спорить, что не было гола, у нас перепалка с Эдмаром и Девичем, друг друга чуть не поубивали. Приезжаем в сборную – не разговариваем вообще, ни слова, такие злые друг на друга. Прошло время и посмеялись над этим, почему раньше не могли это все понять? Настолько эмоциональные были дерби. Если ты проиграл – это все, как казнь. Могли «Динамо» и «Шахтеру» проиграть, но «Металлисту» – вдвойне неприятно.

— Премиальные за матч с «Металлистом» были больше, чем с «Динамо» и «Шахтером»?

– Такие же, как с «Динамо» и «Шахтером».

— Кто из футболистов «Металлиста» больше всех портил настроение?

– Марко Девич постоянно. Но он классный футболист и хороший парень. Когда видимся, всегда обнимаемся, вспоминаем это дерби. Нам сейчас очень не хватает такого матча, сколько эмоций было…

— Вы написали книгу. Какие первые отзывы?

– Вроде бы неплохо, всем нравится. Селя сказал: «Нормально». Это уже, считай, похвала.

— Он же не очень любит читать. Заставили его?

– Сейчас заставлю его до лета все прочитать.

Трибуна

Категории
Новости
Нет комментариев

Комментировать статью

*

*

Новости

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ